• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Новости

Влияние пандемии COVID-19 на практики категоризации пассажиров метро

Стажер-исследователь Ксения Шепетина представила результаты своего исследования на открытом семинаре Лаборатории социальных исследований города.

Влияние пандемии COVID-19 на практики категоризации пассажиров метро

unsplash.com / © Max Titov

16 октября 2021 года Ксения Шепетина в рамках серии семинаров «Московский метрополитен: история и трансформация повседневности» рассказала о том, как пандемия COVID-19 отразилась на практиках категоризации пассажиров общественного транспорта. В этом материале мы публикуем краткий пересказ ее выступления. Более подробно результаты исследования Ксении описаны в статье, которая была опубликована в журнале «Социологическое обозрение».

Об исследовании категоризации пассажиров

Одна из главных особенностей метро — социальное и культурное разнообразие его пассажиров, которые регулярно вынужденно оказываются в одном замкнутом пространстве друг с другом. В ходе таких повседневных взаимодействий преодолеть состояние полной неопределенности позволяет процесс категоризации, при котором люди соотносят внешний вид и поведение друг друга со своими культурными ожиданиями. Категоризация позволяет сделать участников взаимодействия идентифицируемыми и понятными.

В 2020 году пандемия COVID-19 и санитарно-гигиенические меры в виде обязательного ношения масок, перчаток и соблюдения социальной дистанции, принятые для предотвращения распространения вируса, напрямую затронули внешний вид горожан (персональный фасад) и правила поведения (ситуационные приличия) в общественных пространствах. Именно эти два элемента выступают основой для категоризации незнакомцев, так как для получения информации о них достаточно лишь одного взгляда. Их изменение привело к трансформации сложившихся способов категоризации других людей в публичных местах, что будет показано ниже на примере трех типов других.

Моя работа основана на сравнении двух периодов времени: до пандемии и после введения режима самоизоляции в Москве. В рамках исследования я проанализировала 20 полуструктурированных интервью с пассажирами московского метрополитена, которые пользовались общественным транспортом во время первой волны коронавируса. В выборку вошли пассажиры в возрасте от 24 лет до 51 года, 12 женщин и 8 мужчин. Интервью были проведены с 15 апреля 2020 по 13 мая 2020 года в рамках проекта РФФИ «Повседневные практики общественного здоровья: (не)следование санитарно-гигиеническим правилам в период пандемии коронавируса в Москве». В этот промежуток времени ношение масок и перчаток еще не было обязательным, вопрос профилактики распространения COVID-19 в транспорте формально еще практически не регулировался, а значит, пассажиры самостоятельно вырабатывали индивидуальные защитные меры.

Я выделяю три типа незнакомцев, взаимодействующих друг с другом в московском метро: «неспецифический другой», «специфический другой», «стигматизированный другой», которые объединяют в себе разные наборы категорий. В зависимости от того, к какому типу принадлежит незнакомец, одни и те же элементы взаимодействия вызывают разные реакции и могут приводить к разным сценариям взаимодействия. Каждый из этих типов незнакомцев отличается степенью инаковости, силой моральной оценки и принципом взаимодействия с ним.

«Неспецифические другие»

До пандемии большая часть пассажиропотока оставалась слаборазличимой массой людей, которая описывалась в рамках возрастных и гендерных категорий. Поддержанию образа такого однообразия способствовало и восприятие общности цели пользования общественным транспортом — поездки на работу и обратно. Случаи нарушения ситуационных приличий неспецифическими другими хоть и вызывали внутреннее раздражение со стороны пассажиров, но не приводили к распространению моральной оценки на какие-то отдельные категории людей. Она была скорее индивидуальна и ситуативна. С введением «режима самоизоляции» из метро пропала толпа, но возник новый способ обобщения пассажиров — объединение их в категорию «работающих», которая в это время из-за решений властей оказалась закреплена дискурсивно. При этом возникла и категоризация в связи с заметным отсутствием отдельных категорий пассажиров, которые не выделялись раньше, если они не нарушали ситуационные приличия.

«Специфические другие»

К этому типу до пандемии относились пассажиры, выделяющиеся на общем фоне как из-за своего персонального фасада, так и из-за нарушения ситуационных приличий. Особенности персонального фасада таких пассажиров часто указывают на их низкий социально-экономический статус, но также они могут касаться их принадлежности к особым культурным сообществам. Несмотря на то, что такие незнакомцы обращают на себя повышенное внимание по сравнению с неспецифическими другими, пассажиры готовы игнорировать их инаковость: они не нарушают вежливое невнимание и не вступают с ними в сфокусированное взаимодействие. Это объясняется тем, что такие незнакомцы не воспринимаются как однозначные нарушители общественного порядка, с ними связаны некоторые ожидания, но нет четких предубеждений. Даже если они и оказываются подвергнуты моральной оценке, от маргинализированных других их отличает то, что пассажиры настроены по отношению к ним менее критично. Во время «режима самоизоляции» специфические другие практически исчезли из нарративов информантов. По их представлению, состав пассажиров метро стал более гомогенным. В этот период перестало быть значимым разделение пассажиров на социально-экономические категории, а на первый план вышла категоризация незнакомцев по их принципу следования новым санитарно-гигиеническим рекомендациям.

«Стигматизированные другие»

Принцип категоризации внутри этого типа происходит по тем же основаниям, как и у предыдущего типа — отличиям в персональном фасаде и следованию ситуационным приличиям, особенности которых даже могут совпадать. Тем не менее стигматизированных других от специфических других отличает степень проявления их инаковости и связанная с этим моральная оценка. В случае со стигматизированными другими их инаковость становится причиной попыток избежать нахождения с ними в рамках одного сборища, подозрительности и враждебности по отношению к ним. С наступлением «режима самоизоляции» те же пассажиры метро, кто считался стигматизированным и до пандемии, стали более заметны в опустевшем метро, что привело к их еще большей стигматизации. Новой причиной для отнесения пассажира к типу «стигматизированный другой» стало не-следование новым санитарно-гигиеническим рекомендациям, прежде всего — несоблюдение дистанции, пренебрежение которой ранее было довольно привычным.

Таким образом, в своей работе я проанализировала трансформации, произошедшие в практиках категоризации пассажиров московского метро. Эти трансформации являются отражением изменения повседневности жителей Москвы во время пандемии. Проанализированные данные показывают, как прежние основания для категоризации пользователей метро – особенности персонального фасада, отражающие социально-экономические, демографические, культурные различия – перестали быть настолько значимыми. Социальное разнообразие пассажиров метро – возможность выделения как просто «соприсутствующих незнакомцев», так и «специфических/стигматизированных других» – из-за официально введенных мер и самоорганизации пассажиров уменьшилось. Еще более «стигматизированными другими» стали те, кто и раньше относился к этой категории, однако все остальные превратились в «соприсутствующих незнакомцев».

Поскольку именно категоризация является основой взаимодействий между незнакомцами в публичных пространствах, ее изучение должно стать отправной точкой для дальнейших исследований других повседневных практик в контексте пандемии. Например, может быть рассмотрен вопрос о том, как, несмотря на наличие нескольких типов других, возможно коллективное поддержание общественного здоровья через совместное следование новым санитарно-гигиеническим правилам (соблюдение социальной дистанции, ношение масок), которые все еще продолжают действовать в общественных местах, в том числе и в метро.