• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Новости

Феминистская урбанистика: 4 текста о гендерных отношениях в городском пространстве

Стажер-исследователь Лаборатории социальных исследований города Виктория Аксенова рассказывает о книгах и статьях, которые помогут лучше понять суть феминистской урбанистики.

Феминистская урбанистика: 4 текста о гендерных отношениях в городском пространстве

Photo by Alexa Mazzarello on StockSnap

Феминистская урбанистика – направление городских исследований, изучающее, каким образом гендерные отношения влияют на формирование городского пространства. Подход к изучению города как материального воплощения структурного неравенства совсем не нов: нам знакомы городские исследования класса, статуса, постколониальный взгляд на город. Активное развитие гендерных исследований, начавшееся во второй половине прошлого века, способствовало развитию новой оптики, основа которой размышления о мужском и женском городском опыте.

Гендерные исследования города часто не получают должного внимания в российской академии, хотя и существуют как достаточно популярная публицистическая тема. Так, в начале 2021 года в журнале "НОЖ" была опубликована статья Виктории Хрусталевой, посвященная феминистской урбанистике. Экспертные комментарии для статьи дали российские феминистские активистки и исследовательницы. Множество статей, связанных с вопросами гендерного восприятия города, публикуются проектом Fem Talks. Его участницы переводят иностранные тексты – например, эссе-рассуждение о фигуре фланерки – и анализируют различные сферы, в которых происходит столкновение города и гендера – например, вопрос о женской мобильности.

Ниже я расскажу о нескольких значимых текстах зарубежных исследовательниц, позволяющих лучше познакомиться с проблемами, которые затрагивает феминистская урбанистика. 

"Feminist City: A Field Guide", Лесли Керн, 2020

Книга "Feminist city: A Field Guide" канадской исследовательницы и феминистки Лесли Керн это размышления о том, что отличает женский городской опыт и возможно ли создать комфортное и безопасное пространство для всех горожан вне зависимости от их гендера. Большая часть книги основывается на анализе личного опыта Керн как жительницы Торонто, исследовательницы, феминистской активистки, жены и матери. Так, одна из глав посвящена женщинам-участницам городских протестов и тому, как пространство оказывается препятствием для успешного совмещения множества ролей современной горожанки. Керн описывает то чувство тревоги, которое она сама испытывала, находясь на публичном протесте в Торонто. В первую очередь эта тревога была связана со страхом, что в случае ареста ребенок Керн останется в детском саду и будет вынужден ждать кого-то из родственников или знакомых, которые отведут его домой. В конце концов тревога и необходимость успеть в детский сад, расположенный далеко от центра города, вынудили исследовательницу уйти с протеста раньше именно в тот момент, когда демонстрация вошла в наиболее важную активную фазу.

Позже в тексте исследовательница описывает такую помеху для ежедневного пользования городом, как ширину тротуаров и пешеходных дорожек. Многие из них просто не рассчитаны на женщин с колясками (и других горожан, передвижения которых затруднены), из-за чего перемещения по улицам приносили дискомфорт как самой Керн, так и пешеходам, движущимся за ней или навстречу ей.

Книга разделена на несколько тематических частей, посвященных разным ситуациям, в которых может оказываться женщина в городе. Среди них и различные взаимодействия с мужчинами, и практики досуга, разделяемые с другими женщинами, и вынужденное или осознанное одиночество. Стиль текста достаточно свободный и живой. Он находится на стыке академического исследования и публицистики, что мне кажется важным как для разговора о тех проблемах, которые описывает Керн, так и в целом для популяризации темы.

"Невидимые женщины", Кэролайн Креадо, 2019

Книга “Невидимые женщины" Кэролайн Креадо посвящена не только городским исследованиям. Ее основной фокус общественный порядок, игнорирующий женщин в самых разных сферах жизни и ситуациях. К ним, в том числе, относятся городское планирования, нормы и правила поведения и другие аспекты, связанные с повседневностью современных горожанок.

В одной из частей Креадо обращает внимание на инфраструктурные особенности городской жизни, где потребности женщин оказываются так или иначе проигнорированы. Городское планирование и управление часто не учитывают гендерные особенности владельцев личных автомобилей, пользователей общественного транспорта и пешеходов. По данным, которые приводит Креадо, большую часть двух последних категорий обычно составляют женщины. Кроме того, многие из женщин обычно передвигаются по городу не одни, а сопровождая детей или пожилых родственников. При этом на многих территориях как в жилых районах, так и в центре города обычно не развивают пешеходную инфраструктуру в той же степени, в какой развивают автомобильную.

В качестве примера исследовательница описывает историю с чисткой улиц от снега в одном из канадских городов. Раньше после сильного снегопада местные коммунальные службы в первую очередь чистили проезжую часть и только после тротуары и пешеходные дорожки. Инициативная группа местных жительниц предложила новый распорядок работ, перемещающий приоритет именно на пешеходные связи. Результатом этого, несмотря на небольшой конфликт с владельцами автомобилей, стал заметный рост комфорта и уличной активности в районе, где проводился эксперимент. Женщины, ранее вынужденные ждать коммунальные службы или самостоятельно чистить часть пешеходных путей, смогли снова беспрепятственно пользоваться городом.

"What Would a Non-Sexist City Be Like? Speculations on Housing, Urban Design, and Human Work", Долорес Хейден, 1980

Одно из отражений гендерного неравенства в городской среде отсутствие женщины как самостоятельного агента городской жизни в публичном дискурсе. В своей статье архитекторка и феминистская исследовательница Долорес Хейден анализирует историю жилищного строительства в Америке, начиная с 30-х годов прошлого века, проблематизируя роль женщин как создательниц и как адресатов жилищных и градостроительных проектов. По ее мнению, экономическая самостоятельность женщины в сочетании с городской средой, не предназначенной для семьи из двух активных работников, привела к множеству проблем.

Городские жилые окраины и субурбия 50–60-х годов как среда для жизни были изначально рассчитаны на характерную для общественных представлений этого времени традиционную модель семьи, в которой один из партнеров работает и ежедневно посещает центр или деловые районы, а второй – остается все время дома и ведет хозяйство. По мнению Хейден, в тот момент, когда экономически активными становятся оба партнера или женщина оказывается единственным экономическим субъектом, ситуация становится крайне проблематичной. Жилые районы изначально были слабо оборудованы такими объектами социальной инфраструктуры, как детские центры, ясли, небольшие продуктовые магазины. Из-за этого для передвижения по городу, например, для поездки на работу, женщине из жилого квартала необходимо решить ряд логистических проблем: оставить ребенка или пожилого родственника и забрать их вечером, сделать покупки, организовать свой личный досуг.

Рассуждая о том, каким образом современные западные города могли бы трансформироваться, чтобы отвечать потребностям самых разных женщин, Долорес Хейден вспоминает о моделях коммунального жилья и их идейной основе. В качестве примера она приводит коммунальную идею в раннем СССР, где создавались общественные столовые и фабрики-кухни. Совместность жизни в этом и других проектах, по мнению исследовательницы, оказывается более "равноправной",  так как предполагает выделение домашней работы в отдельный институт и ее распределение между несколькими индивидами. Утопический проект, который предлагает сама Хейден, связан с переустройством типичной субурбии в кластерное коммунальное жилье: существующие дома объединяются в несколько блоков-кварталов и вмещают в себя не только жилищную, но и ряд социальных функции (прачечные, столовые, детские сады и школы и пр.). Эти же социальные функции, по ее мнению, могут создавать новые рабочие места для жителей квартала, что могло бы позволить им больше времени проводить дома. Подобная тесная интеграция дома и города должна позволить каждому горожанину быть независимым экономическим субъектом без урона для других сфер его жизни.

"Constructing the Patriarchal City. Gender and Built Environments of London, Dublin, Toronto, and Chicago, 1870s into the 1940s", Морин Фланаган, 2018

Морин Фланаган также обращается к тому, каким образом в пространстве города запечатлевается патриархальная система. Временной точкой, на которую исследовательница обращает внимание, становится трансформация европейских городов в связи с индустриализацией. Новым условиям жизни нужны новые города и новая организация повседневности. В тот период, о котором пишет Фланаган, решение о том, каким именно образом подобное обновление может происходить, находится в компетенции политических и экономических элит, представленных в большинстве случаев мужчинами. Исследовательница рассматривает, каким образом этот процесс повлиял на становление "патриархальных" городов, разбирая примеры четырех мегаполисов – Лондона, Дублина, Торонто и Чикаго.

С одной стороны, для нее важно, как именно на формирование городов повлияла фигура экономически активного мужчины-горожанина. С другой – как именно женщины, в одиночку и объединенные в группы, сопротивлялись дискриминирующему городскому порядку. Фланаган считает исследование связи женского движения с развитием материальной городской среды мало разработанным направлением, заслуживающим более подробного внимания, особенно в контексте того, что классовые, этнические, профессиональные группы как пользователи города уже были достаточно изучены и представлены в академическом поле. В этой книге Морин интересуют следующие вопросы: в чем разница восприятия города мужчинами и женщинами, как конструируется патриархальность городской среды, как запреты и представления о нормах телесности влияют на развитие материальной среды, как соотносятся в городе представления о публичном и приватном с пространствами, рассчитанными на женщин или на мужчин. Обширное междисциплинарное исследование позволяет нам на конкретных примерах представить, какое значение имели для городской структуры гендерные отношения и их развитие в ходе исторического процесса.