• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Новости

Упадок крупных жилых массивов в Восточной Германии: лекция Маттиаса Бернта

30 ноября Маттиас Бернт выступил в Высшей школе экономики с лекцией «The Downgrading of Large Housing Estates in East Germany: Explanations, Actors, Consequences». Мероприятие организовано Лабораторией социальных исследований города при поддержке Республики ученых.

Маттиас Бернт – автор многочисленных публикаций и один из наиболее известных исследователей джентрификации и сжатия городов. В настоящее время является старшим научным сотрудником Института исследований общества и пространства им. Лейбница. Входит в редакционный совет International Journal of Urban and Regional Research и руководство комитета по исследованию городского и регионального развития RC21 Международной социологической ассоциации. 


В своей лекции Маттиас Бернт сосредоточился на современном положении крупных жилых массивов в Восточной Германии. Отметим, что с
мысл термина «large housing estates» (дословно «крупные жилые массивы») в русском языке точнее передается сочетанием понятий «районы массовой жилой застройки» и «панельное домостроение». 

Отправной точкой лекции является идея зависимости восприятия районов массовой застройки от урбанистического и социального контекстов. В Западной и Восточной Германии подобные районы появились практически одновременно, в послевоенный период, однако их социальные и культурные значения существенно отличались. В Западной Германии районы массовой застройки достаточно быстро стали ассоциироваться с бедностью и социальным жильем, в отличие от частных домов, которые воспринимались как символы материального и социального благополучия. В Восточной Германии типы жилья не имели столь выраженной дифференцирующей функции. Массовая застройка быстро стала самым распространенным жильем, жителями многоквартирных панельных домов могли стать люди любого социального положения.

Германия достаточно долго существовала в ситуации экономического роста, что привело к значительному снижению уровня безработицы. Однако исследования показывают, что, если в целом по стране безработица уменьшается, то в районах массовой застройки в Восточной Германии ее уровень возрастает. Именно эти районы становятся основным местом жительства безработных и получателей социальных пособий. 

Маттиас Бернт проанализировал причины происходящего и дал ответ на вопрос: почему еще десять лет назад состав жителей многоквартирных домов отличался разнообразием, а сейчас он относительно однороден? Почему среди жителей районов массовой застройки значительную часть составляют обладатели низких доходов, получатели пособий и безработные?

Исследователь представил три наиболее популярные в социальных науках объяснения этой ситуации:

  1. Пространственно-демографическое несоответствие. В 1990-х в Восточной Германии закрывается множество промышленных предприятий, что сопровождается массовой миграцией населения в Западную Германию и Западную Европу. Согласно этой версии, в многоквартирных домах бывших промышленных городов остаются только жители, чьи профессиональные навыки и квалификация не соответствуют требованиям современного рынка труда.
  2.  Отсеивание (filtering down). Эта версия предполагает, что концентрация малообеспеченных горожан в районах массовой жилой застройки связана с их «отфильтровыванием» в ходе жилищных перемещений. В то время, как обладатели ресурсов делают успешную жилищную карьеру, перемещаясь в лучшие условия и более привлекательные районы, малообеспеченные горожане вынуждены снижать свои требования и постепенно перемещаются в районы массовой застройки или остаются в них, не имея ресурсов для изменения своего положения.
  3. Морфологический детерминизм считает низкое качество жилья основным источником проблем районов массовой застройки. Невысокое качество квартир подразумевает низкую арендную плату, которая оказывается привлекательной для малоимущих горожан.
Данные объяснения, по мнению Маттиаса Бернта, являются слишком общими и не учитывают специфику Восточной Германии. В своей объяснительной модели он отталкивается от конкретного случая районов города Халле-Нойштадта, на примере которого раскрывает действие сложного конгломерата агентов. Халле-Нойштадт — город, построенный в 1960-1970-х годах для работников химической промышленности. В 1990-х население города уменьшилось из-за оттока жителей, связанного с закрытием промышленных предприятий. В настоящее время население Халле-Нойштадта постепенно увеличивается. 

Маттиас Бернт выделил причины, которые привели к упадку районов массовой застройки в городе, и привлек внимание к роли государства, банков, муниципальных властей в происходящих событиях. После объединения страны, правительство Германии планировало провести модернизацию районов массовой жилой застройки. Планы включали снос зданий на периферии и замещение их рекреационными пространствами, в основном, парками и детскими площадками. И хотя заявленные декларации не были реализованы, настрой на снос жилья изменил жизнь района. Из-за анонсированного сноса муниципальное правительство прекратило финансирование ремонта домов и благоустройства района. Предполагалось, что плохое состояние жилья и окрестностей подтолкнет жителей к переезду. Такие районы рассматривались как не имеющие будущего не только муниципальными структурами, но и банками, которые перестали выдавать ипотечные кредиты на приобретение квартир в домах «под снос». 

В 2000-х годах произошли изменения, повлиявшие на положение районов массовой застройки в городе. Значительная часть домов в ряде районов перешла в собственность международных инвестиционных компаний, в том числе фондов из Саудовской Аравии. Неожиданно, дешевые квартиры в неперспективных районах, съемщиками которых во многих случаях являлись получатели социальных пособий, оказались востребованы на международном рынке инвестиций. Их привлекательность как объекта инвестиций складывалась из невысокой стоимости самого жилья и стабильности доходов от его аренды, поскольку арендная плата за социальное жилье вносится не квартиросъемщиком, а государственными учреждениями, то есть является сверхнадежным вложением.

Дешевое жилье в многоквартирных домах пользуется постоянным спросом у безработных и других получателей социальных пособий. С середины 2010-х к ним присоединились мигранты и беженцы, переехавшие из маленьких городов, чтобы защититься от проявлений расизма и присоединиться к своей этнической группе. Таким образом, районы массовой жилой застройки на протяжении долгого времени остаются привлекательными для социально уязвимых групп, поскольку доступность этого жилья поддерживается нескоординированными, но совместными действиями конгломерата влиятельных агентов: государства, учреждений социальной защиты, муниципалитетов и международных инвестиционных фондов. 

Таким образом, Маттиас Бернт предлагает перейти к комплексным структурным объяснениям превращения районов массовой жилой застройки в места сосредоточения социально уязвимых групп. Его объяснение учитывает многообразие действующих агентов и указывает на значимость масштабирования в анализе феномена, ведь в современной глобальной экономике одним из основных интересантов сохранения дешевого жилья в небольшом немецком городе может оказаться преуспевающий международный инвестиционный фонд.