• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Новости

Каринэ Никогосян о жизни лаборатории

Начинается новый цикл публикаций интервью с сотрудниками научно-учебной лаборатории. Первым делом мы поговорили с Каринэ Никогосян, которая рассказала нам о создании лаборатории, об экспедиции во Владивосток и о работе НУЛ во время пандемии.

Каринэ Никогосян

Каринэ Никогосян

Ume Lab или официально научно-учебная лаборатория исследований мультисенсорного опыта пользователя городской среды была создана в 2019 году в рамках конкурса проектов Управления академического развития НИУ ВШЭ. Как она зарождалась и какие цели были перед ней поставлены расскажет научный сотрудник Каринэ Никогосян

 

О предыстории

Момент создания лаборатории напоминает начало хорошего анекдота: встретились как-то архитектор, философ звука и географ… А если серьезно: имея небольшой, но успешный опыт решения рабочих задач, мы с Ксенией Майоровой и Дианой Кодзоковой решили представить наши личные исследовательские темы, которые были связаны с восприятием городского пространства, в одном большом проекте. 

У Ксении было защищенное магистерское исследование о звуке в городе «Звуковой ландшафт как фактор формирования исторической идентичности места: случай ВДНХ», и она работала над диссертацией по новым онтологиям звука. У меня – довольно большой опыт полевых исследований, в том числе командных студенческих, а на тот момент я была в процессе сбора полевого материала к своей диссертации по ментальной дифференциации городского пространства. У Дианы было проведено антропологическое исследование, связанное со страхом и чувством безопасности в городской среде. Также совместно с Дианой и коллегами из Центра нейроэкономики и когнитивных исследований у меня был действующий экспериментальный проект по исследованию восприятия городского пространства с помощью айтрекера. 

Момент создания нашей лаборатории напоминает начало хорошего анекдота: встретились как-то архитектор, философ звука и географ...

С таким близким, а где-то совместным «багажом» мы решили попробовать выйти за рамки отдельных узких тем, и рассмотреть восприятие городской среды более комплексно и сложно. Пойти от чувственного опыта – раз среди нас уже есть исследования визуального и аудиального – и добавить оставшиеся невизуальные формы восприятия. Но не просто сочетанием среза по каждой из сенсорных модальностей, а разработать гибридный метод сбора данных, который позволил бы сформировать и оценить мультисенсорный опыт горожанина. 

На этом этапе нам очень сильно помог Кирилл Пузанов, который имел большой опыт исследования восприятия городского пространства через призму внутригородских вернакулярных районов. Тема его заинтересовала, и он согласился принять участие в нашей авантюре в качестве руководителя лаборатории.

Даже несмотря на то, что это была наша низовая инициатива, и мы были объединены общей темой, сложности все равно возникали. Например, для заявки было необходимо систематизировать уже имеющийся разнородный опыт и свести его к одному академическому языку описания, что изначально непросто. А еще в тот год произошел сдвиг по срокам, и после положительного решения комиссии мы довольно долго ожидали официального подтверждения начала работы – он наступил лишь в сентябре 2019.

 

Студенческая команда

С самого начала мы рассматривали данный проект, как настоящую лабораторию, поэтому мы и пригласили студентов, с которыми работали ранее в волонтерских проектах по схожим темам через «Ярмарку проектов» или через «Мастерские», а также ребят, которые на тот момент занимались данной темой в своих курсовых работах. Как правило, это были студенты нашей магистерской программы «Управление пространственным развитием городов» и бакалавры различных направлений, которые учились на майноре «Урбанистика». В дальнейшем по мере появления вакантных мест мы набирали студентов по открытому конкурсному набору, который проводился через «Ярмарку проектов». Так в лаборатории появились не только стажеры-исследователи, но практиканты.

 

Об экспедиции

Начало деятельности лаборатории мы связываем с экспедицией во Владивосток. Как уже говорилось ранее, официальный старт работ был объявлен в самом конце лета после длительных бюрократических процедур, а у нас с коллегами, Дианой и Ксенией, была одобренная заявка на экспедиционное исследование «Городская повседневность вопреки рельефу. Кейс Владивостока» в августе в рамках программы «Открываем Россию заново». Полевые данные этой экспедиции как раз стали основной для проверки полевых методик и гипотез, связанных с визуальными характеристиками среды. Мы тогда шутили: «Лаборатории еще нет, а работа уже кипит».

Лаборатории еще нет, а работа уже кипит

В силу специфического рельефа нам было интересно изучить особенности повседневных практик горожан, сложившихся именно под влиянием этого географического фактора. Если вы посмотрите на карту Владивостока, то сразу обратите внимание на изрезанную береговую линию и значительные перепады высот даже в центральной части города. Для этого не надо открывать космический снимок – достаточно увидеть трассировку улиц, которые систематически изгибаются, и застройку. Также Владивосток отличается высоким уровнем автомобилизации, а, следовательно, в городе должны быть какие-то крупные инфраструктурные элементы.  Таким образом, природный и антропогенный рельефы должен были как-то предопределять поведение горожан в городской среде. Ключевым методом исследования стали интервью-прогулки с жителями, которые были совмещены с методом фото-GPS. Проводилась не только беседа в городском пространстве, записываемая на диктофон, но и точно фиксировался маршрут благодаря трекеру, а визуальные элементы, на которые обращал внимание респондент или интервьюер, были отмечены фото- или видеосъёмкой. В рамках экспедиции мы хотели оценить такой гибридный подход с методологической стороны. 

Такой «городской дрейф» в сочетании с рельефом проявил разные пространственные решения

Еще одной разработкой стало усложнение подхода «Теории дрейфа», описанного Ги Дебором в 1956 году и пользующийся популярностью у ситуационистов. Изначальная теория имеет много допущений и ограничений, что представляет прекрасную почву для критиков. Мы ее усложнили, добавив вышеописанную фиксацию маршрута через метод фото-GPS. А игровое и конструктивное поведение было изначально проговорено с участниками экспедиции. У каждой пары был свой специфический характер пешего перемещения по городу, но полная свобода в выстраивании маршрута. Такой «городской дрейф» в сочетании с рельефом проявил разные пространственные решения. Также было интересно сопоставить на пост-экспедиционном этапе логику участников дрейфа при выборе маршрута с интервью жителей, которые имели аналогичный характер пешего перемещения по городу. Краткий отчет по итогам экспедиции опубликован на странице «Открываем Россию заново»: Городская повседневность вопреки рельефу. Кейс Владивостока.

О влиянии карантина 

Сперва мы очень переживали, что запланированные полевые исследования не будут реализованы, так как горизонт планирования сузился до «завтрашнего» дня. Но мы ошиблись, а оперативный переход ВШЭ в дистанционный формат помог наладить системные встречи лаборатории практически с 100% явкой. На тот период у нас были студенты из разных образовательных программ, разных курсов – дистанционный формат был крайне удобен. Также специфика симптома заболевания новым вирусом – потеря обоняния – позволила как сотрудникам НУЛ, так и будущим участникам полевого выхода переосмыслить восприятие окружающего пространства, в том числе и городского. Когда были смягчены карантинные меры и можно было перемещать по городу, мы были готовы работать со считыванием информации с разных рецепторов, так как в этот период все к ним обращались. 

«Эффект пандемии» только сыграл нам на руку

Весь прошлый год внутри лаборатории мы практиковали ведение личных исследовательских дневников для фиксации разных чувств для дальнейшего формирования словаря, который потенциально мог быть использован в пилотном исследовании. Своего рода «эффект пандемии» только сыграл нам на руку. Однако, если бы жесткие карантинные меры продлились до конца года, то мы скорее всего переформатировали и дизайн исследования под текущие условия.  

Zoom-встреча на карантине
Из архива научно-учебной лаборатории

Для заинтересовавшихся 

Так как тема еще плохо изучена, то лучше подходить к ней с разных сторон: либо изучать близкие общие темы, связанные с восприятием, либо отдельно по модусам восприятия. И лучше в англоязычной литературе. На мой взгляд, можно начинать с научно-популярных работ, которые написаны более простым языком и проиллюстрированы как раз городскими сюжетами. Я бы посоветовала «Двадцать минут на Манхэттене» Майкла Соркина и «Смотреть и видеть. Путеводитель по искусству восприятия» Александры Горовиц. Эти две книги позволят посмотреть на прогулку по городу по-иному. С исследовательской стороны – это очень познавательно. Во второй эшелон я бы включила книги, написанные географом, психологом и когнитивным нейробиологом по архитектуре. Это «Счастливый город. Как городское планирование меняет вашу жизнь» Чарльза Монтгомери, «Психология города. Как быть счастливым  в мегаполисе» Пола Кидуэла и «Среда обитания. Как архитектура влияет на наше самочувствие». Где-то у авторов даже описаны совместные исследования, и интересно посмотреть на них разных сторон. Также полезен список литературы и исследований, на которые опираются авторы. Далее я посоветовала бы сформировать более узкое направление и набирать литературу уже академического формата для выстраивания своего исследования.

Провел интервью и составил текст

Тимофей Майко