• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Новости

Вера Смирнова о частной собственности: онлайн-семинар лаборатории

Научный сотрудник Института региональных исследований и городского планирования (ФГРР, НИУ ВШЭ) рассказала о появлении и адаптации классического понятия частной собственности в России, а также о приватизации земли после распада СССР.

Собственность – это прежде всего политический вопрос. Формирование принципов частной собственности и того, как мы поддерживаем сформировавшиеся порядки и присущие им отношения власти, можно назвать “бабушкой современного гражданского общества”. Можно сказать, что аргументы в пользу частного владения землей исторически уходят к корням экономического либерализма и Джону Локку, приравнивавшему собственность к естественному праву и индивидуальным свободам человека. Один из главных либеральных и широко раскритикованных доводов был представлен Гарретом Хардином в статье “Трагедия общин”: именно частное владение, по представлению автора, помогло бы регулировать земельные отношения, увеличить ответственность и уменьшить истощение ресурсов. 

Вера рассказала о том, как в русскую поземельную общину в поздней Имперской России вводились принципы, идейно похожие на частную собственность. Обработка общинной земли подчинялась сложным правилам и обычаям, которые можно было бы охарактеризовать понятием “традиционной крестьянской геометрии”. Наделение землей, находящейся в общинном владении, не поддавалось имперской логике: земля распределялась по количеству “душ” (лиц мужского пола, достигших определенного возраста), “едоков”, или по необходимости. Такой принцип работы с землей противоречил принципам унифицированного землевладения, не поддавался подсчету и, с точки зрения империи, не был эффективным. Основываясь на своих архивных исследованиях, Вера показывает, как Столыпинская аграрная реформа попыталась ввести новый, более простой порядок распределения земли с присвоением частной собственности. Как мы помним из истории, эта реформа не была успешной и именно она стала первой попыткой оправдания принципов земельной собственности в России посредством чужеродных культурных ценностей, научным обоснованием эффективности, одновременно “мягкими технологиями власти” и примитивной брутальной силой. 

Принятый в 1991 году закон о приватизации, по словам Веры, также не привел к появлению частной собственности в либеральном понимании. Ваучер на земельный пай по существу обеспечил фиктивное владение и дал право на получение определенного количества земли, но без указаний определенной локации. Земельный кодекс, представленный в 2001 году, также был нацелен на привлечение малого и среднего бизнеса для использования земли. Тем не менее последствием этих новаций стала волна крупных иностранных инвесторов и апроприация земли агрохолдингами и новыми “латифундистами”. Частная собственность зачастую стала восприниматься как дополнительная ответственность, которая не защищает право на частный суверенитет и его сохранность. Это доказывают многочисленные случаи изъятия собственности для государственных и частных нужд. Границы собственности в России всё ещё сопровождаются примитивным огораживанием (enclosure) – возведением заборов, границ, обеспечивающих шаткий суверенитет в контексте правовой путаницы в отношении собственности, тогда как жители до сих пор полагаются на зачастую не оформленные в собственность дачные участки для обеспечения пропитания. 

Вера помогла нам погрузиться в тему собственности и поразмышлять над тем, как этот институт мог повлиять на резидентную мобильность в крупных городах. Если вы также хотите погрузиться в тему глубже, смотрите подборку материалов, которую составила для нас Вера: 

  1. Witold Kula, “Measures and man”, 1968. Впечатляющее исследование истории возникновения и эволюции мер и измерений, касающихся не только передела земли, но и других ресурсов, служивших как значимой частью повседневной жизни за пределами унифицированной евроцентричной логики, так и оружием в классовой борьбе.

  2. James C. Scott, “Seeing like a state”, 1998. Ставшая классикой критическая работа Скотта о модернистском стремлении и неспособности государства реструктурировать пространство и общество в соответствии с научными законами и логикой, пригодной для управления, где вопрос земли и собственности играет одну из важных ролей.

  3. Jessica Allina-Pisano, “The Post-Soviet Potemkin Village”, 2008. Исследование о приватизации земли в российско-украинских приграничных районах, которое фокусируется на изучении неформальной земельной политики и конструкции формальных институтов, приведших к синдрому постсоветской потемкинской деревни – “фасада собственности”, позволившего элитам продолжать осуществлять контроль и получать выгоду.

  4. Sonia Hirt, “Iron Curtains: Gates, Suburbs and Privatization of Space in the Post-socialist City”, 2012. Описание на примере развития болгарской столицы Софии феномена прогрессирующей фрагментации постсоветского городского пространства, рассматриваемого через призму понятия “приватизма”, или культурной реакции, вызванной ощутимыми провалами в социалистическом и постсоциалистическом общественном укладе.

  5. Максим Трудолюбов, “Люди за забором. Частное пространство, власть и собственность в России”, 2015. Развернутое критическое эссе о “трагедии частной собственности” в России и тяжелой истории шаткой адаптации принципов собственности и свободы в российском жилом пространстве в контексте чрезмерной централизации власти.